Правда о горе. Миф о пяти его стадиях и новая наука потерь

truth.jpgНедавно я прочитала книгу Рут Дэвис Кенигсберг о пяти стадиях принятия горя. Это очень известная теория. Я встречаю упоминания о ней в самых неожиданных местах. Например, смотрю недавно детский мультфильм, “Эпик”. У героини умерла мама. Папа спрашивает дочь, как она себя чувствует. Та отвечает, что изучила пять стадий и успешно их проходит. Или попалась мне в ЖЖ ссылка на интервью с отечественным онкологом. Он тоже в какой-то момент рассказывает, через какие стадии проходят умирающие пациенты. Как будто бы это единственная и абсолютно верная теория. На самом деле, с ней все не так просто. Об этом и будет пересказ.

Концепцию пяти стадий горя создала Элизабет Кюблер-Росс, написавшая о ней в своей первой книге “О смерти и умирании” в 1969 г. Изначально в книге шла речь о стадиях, через которые проходят люди, узнавшие о собственной скорой смерти. Сегодня она описывает почти что любое горе, вплоть до переживаний из-за того, что тебя отчислили из колледжа, экономического кризиса или переезда в другой дом. По мнению Росс, оказавшись перед фактом собственной смерти, люди проходят через стадии отрицания, гнева, торговли, депрессии и принятия. Если вы подавляете или пропускаете какую-либо из этих стадий, то рискуете застрять в своих эмоциях. Но если вы пройдете этот путь, то станете сильнее и мудрее.

С 70х по 90е гг. в сферу работы со скорбью вступили тысячи людей, появились консультанты по принятию горя, специальные терапевтические группы для скорбящих при больницах, церквях, похоронных конторах. Все они опираются на теорию Росс, возможно, отчасти расширяя или изменяя ее.

Исторически отношение к горю в США менялось и довольно сильно. Так, в начале викторианской эпохи долгий, явный траур не приветствовался, потому что смерть приходит по воле бога и не стоит с ней спорить. К середине-концу XIX в. все изменилось. Возникли развернутые траурные обычаи, дотошные правила пристойной скорби, продолжительность траура увеличилось. Для вдов изготавливались даже специальные траурные ювелирные изделия. Люди, нарушавшие траурный этикет, подвергались общественному осуждению. Возник обширный похоронный бизнес, владельцам которого, конечно, все это было на руку. Расцвела традиция фотографировать покойных и с покойными. Вдовы писали душераздирающие мемуары об ушедших. (Основная задача скорбеть возлагалась на женщин, к мужчинам общественное мнение было не так строго).

После первой мировой войны, а тем более второй, отношение к трауру в США снова изменилось. Было так много покойных, что с горем не стоило затягивать. Быстрое преодоление тоски по погибшим считалось признаком стоицизма, долгом по отношению к обществу. Вдовы осушали слезы, сжимали зубы и выходили на работу. В итоге, к 50-60м годам ученые стали замечать, что смерть превратилась в невидимое, игнорируемое явление, более табуированное, чем секс, а вместе с нею игнорировались и сопутствующие эмоции. Возврат к чувствительности пришелся как раз на 70е, когда и вышла книга Кюблер-Росс. Поколение бэби-бумеров начало хоронить своих родителей. Появился новый род автобиографической литературы - мемуары, в которых авторы рассказывали о том, как пережили смерть кого-либо из близких. Смерть делала хорошие тиражи. Исследователи занялись психологией скорбящих. Сейчас в США нормальное явление, когда родственникам какого-либо недавно погибшего человека присылают познавательные брошюры о горе, приглашения в группы товарищей по несчастью, к ним даже могут зайти лично с целью проконсультировать и поддержать. Для скорбящих открыты специальные социальные сети со своим жаргоном, форумами и встречами в оффлайне. После взрыва башен-близнецов в Нью-Йорк хлынула толпа добровольных консультантов, и даже не всем нашлась работа.

Колебания общественного мнения по поводу того, как долго и открыто нужно горевать, конечно, сказывались на похоронной индустрии. Так, в 50е годы ее представители активно продвигали идею выставления открытого гроба с покойным перед похоронами. Подавалась эта идея как возможность последний раз посмотреть на любимого человека, дать родным и близким попрощаться с ним, но, конечно, на самом деле, идея была коммерческой, так как требовала затрат на  обстановку специального помещения, на особый гроб, цветы, уход за телом и т.д. Американцы ответили на эту хитрость тем, что все чаще стали склоняться к выбору кремирования (с 3,6% в 60х гг до 35% в 2008 г.) Похоронные дома ответили на это идеями из психологии. Попрощаться-то, мол, все равно надо, эмоции и чувства выразить от души. И теперь они нанимают собственных консультантов по горю, проводят беседы с клиентами, а также собственные конференции с темами в духе “пять причин, почему похоронный ритуал важен для любящих близких и как их в этом убедить”.

Стоит отметить, что теория изначально была скороспелой. Она помогла множеству людей, она открыла дорогу многим чувствам, она усилила, например, движение за открытие хосписов, и Кюблер-Росс, пожалуй, за дело считается выдающейся женщиной, но научной ее работу назвать сложно. Начало ее теории положила работа в Университете Денвера. Однажды Росс замещала коллегу-профессора. Она искала какую-либо тему по психологии, которая бы заинтересовала студентов-медиков, рылась в библиотеке, и ей пришло в голову, что тема смерти затрагивает буквально каждого. У нее родилась необычная идея - взять с собой на лекцию 16-летнюю девочку, умирающую от лейкемии, и провести с ней публичную беседу. По мнению Росс, начинающие, да и практикующие врачи слишком мало думают о реальных чувствах своих пациентов, а им важно понимать людей. Студенты выходили со встречи в слезах, и Росс провела цикл подобных бесед с умирающими пациентами. Она была отличным лектором, и ее выступления и статьи на их основе пользовались большой популярностью. Это привлекло к ней внимание издательства, которое искало автора для какой-либо интересной книги о смерти. Они обратились к Росс, та подумала над планом три недели и вдруг ее посетило озарение - идея тех самых стадий. Так что не было тестов, не было выборок и групп. Теория сложилась в голове у автора на основе ряда бесед с умирающими, причем по второму разу она к ним не обращалась. Надо сказать, что примерно в то же время другие ученые выдвинули похожую теорию, только они отталкивались от исследований чувств детей, переживающих разлуку с родителями. Там тоже были похожие стадии, но Росс написала более понятную и близкую людям книгу, и вырвалась вперед. Знала ли она о том исследовании, точно неизвестно. В дальнейшем Росс вела своеобразную жизнь. Она продолжала писать книги на тему горя, расширяя свою теорию, но ушла из науки, увлеклась парапсихологией, поверила в загробную жизнь и явления душ мертвых. Особенно ее репутации повредило сотрудничество с аферистом, который якобы вызывал души умерших мужей, а на самом деле, соблазнял их вдов. Но популярность ее теории искупляла все это. В 2004 г. Элизабет умерла у себя дома в возрасте 78 лет.

Негативным результатом популярности теории “стадий” оказалась их ритуализированность, нормативность. То, что изначально было описанием стало предписанием. Люди оказались вынуждены искать в себе эмоции, которых, зачастую, не ощущают, и решали, что с ними что-то не так. Те, чья скорбь проходит быстрее, как и те, кто хочет, чтобы она закончилась быстрее, также чувствуют себя “неправильными”, потому что им описывают горе как цикл, дорогу, работу, призывают писать послания покойному, сооружать ему алтари или пересматривать записи с ним, усиливая и снова и снова вызывая, вероятно, не самые желанные ощущения. Вдовцы, а особенно вдовы, быстрее “положенного” вступившие в новые отношения, подвергаются осуждению, словно пришедшему из викторианских времен.

Популярная психология вообще грешит любовью к “стадиям” чего угодно. Например, в 70е годы также была разработана теория стадий признания своей гомосексуальности. Консультанты с радостью ее подхватили, теория очень похоже на правду описывала то, что они часто слышали от своих клиентов, но когда ее стали проверять на более точной и большой выборке, оказалось, что она совершенно не работает, люди осознают свою ориентацию индивидуальным образом.

Исследования скорби, на самом деле, показали, что устроена она не так, как предположила Кюблер-Росс. Во-первых, у большинства она, как правило, не затягивается дольше, чем на 6 месяцев. После полугода, конечно, люди могут и вспоминают погибших, но не испытывают при этом особых признаков горя (их определяют с помощью специального опросника). Во-вторых, некоторые стадии могут полностью отсутствовать (скажем, гнев или депрессия), и это нормально. В-третьих, последовательность стадий совершенно не обязательно именно такая. Когда ученые проследили за эмоциями скорбящих в течение каждого дня, выяснилось, что за день настроение может скакать, и немало людей испытывают все “стадии” сразу, каждый день заново. В начале скорби эти скачки резче и заметнее, а потом настроение стабилизируется. Наконец, во время траура возможны и приятные ощущения, как бы это странно не звучало, ведь человек может вспоминать дорогие ему моменты жизни с покойным и радоваться им. И, разумеется, на переживания сильно влияют такие факторы как сила привязанности к умершему, отношения с ним, личность скорбящего (он может быть, изначально склонен к депрессиям, а может быть, наоборот, психически очень устойчив). Психологи, как известно, чаще изучают отклонения, чем норму. Так что исследований способности быстро восстанавливать свои душевные силы пока не очень много, но такая способность (resilience) явно существутет и ее не стоит стыдиться. В общем, с одной стороны как-то обидно, что ученые лишают нас четкого порядка “как надо горевать”, а с другой, их послание освобождает - как можешь, так и горюй, ты не обязан ломать себя, да еще в такой тяжелый момент, и никто не должен тебя осуждать за это.

Еще одна особенность исследований скорби и теории пяти стадий состоит в том, что это - американские исследования и американская теория. Американцы составляют около 5% населения мира, при этом экспортируют свои представления о различных областях сознания, поведения на весь мир. Представьте себе, что многие из экспериментов, которые послужили основой современному представлению о горе, проводились среди, скажем, каких-нибудь 200 американских вдов среднего возраста и достатка. Однако, на основе этого примера будет оцениваться горе австралийцев или японцев, русских или ганийцев. Сравнительные исследования, на самом деле, показывают, что скажем, в Египте принято горевать бурно и открыто, а на Бали свои переживания скорее будут подавлять. Обе страны преимущественно мусульманские, а разница велика. В Китае и среди китайцев в США, например, теория пяти стадий практически не прижилась из-за традиций буддизма, который призывает не привязываться и не зацикливаться на своей скорби, хотя покойных тут, разумеются, почитают и вспоминают.

Стоит также отметить, что по умолчанию считается, будто между полами есть существенные различия в том, как проявляется скорбь. Женщины горюют дольше, проявляют свои чувства сильнее, мужчины наоборот или как-то так… На самом деле, исследования не подтвердили существенных различий между полами. Те, что мы замечаем невооруженным взглядом, на самом деле, обусловлено социальными факторами.

Также рекомендую сайт об этой книге: http://thetruthaboutgrief.com/ 

Трекбек

Ссылка для трекбека:
http://freakimi.ru/wp-trackback.php?p=992

Обсуждение закрыто.