Извинения не приняты

На сайте http://www.xojane.com/ опубликовали ответ женщины на извинения специалистки по снижению веса.

“Вряд ли кого-то удивит то, что я лично против коммерческих, платных диет. И под словом “лично” я имею в виду, что Лесли как личность не собирается снова забираться на эти американские горки в ближайшее время, потому что это было вовсе не весело и обычно завершалось желанием сблевать.

Но я противница коммерческих диет и в целом. В смысле, для всех. Я против их существования. И хотя я никогда не скажу вам, что вы плохая женщина, потому что вы сидите на такой диете - вы вправе делать со своим телом, что угодно, как и я - я действительно ненавижу вас за то, что вы выбрали заплатить компании за то, что она расскажет вам, как сбросить вес.

Причин у моей позиции много, и одна из тех, что я редко обсуждала, состоит в том, что эти коммерческие диеты мотивированы не здоровьем и не благополучием. Эти компании не являются некоммерческими организациями, борющимися за ваши идеальные физические параметры. Это не филантропы, которых глубоко волнует состояние вашей сердечно-сосудистой системы.

Это бизнес. И пусть некоторые работники компаний могут иметь побочную заинтересованность в вашем успехе, компании, в первую очередь, заинтересованы в выгоде. Словом, вы потребитель, а не пациент, вы даже не “клиент”, как они иногда вас могут называть. Вы пришли, чтобы купить снижение веса, и они продадут его вам по рыночной цене.

Мне все это крайне не нравится, потому что в этих диетах нет ничего особо волшебного. Это обычно старый добрый совет “ешьте меньше и делайте упражнения”, который помогает маленькому, но преданному меньшинству людей, стремящихся похудеть Просто он упакован в красочную рекламную упаковку. Эти диеты тщательно подгоняются, чтобы продавать вам “лучший”, по крайней мере, более приемлемый образ себя. И эта технология работает, потому что многих из нас научили откликаться на подобные обещания не критическим взглядом, а широко распахнутыми от восторга глазами.

Поэтому я с большим интересом прочитала извинения Ирис Хиггинс. Я думаю, что если вы работали на такой работе и позже поняли, к чему приложили руку, вам будет за что извиниться.

Как и многие люди, я пришла к коммерческому плану питания только после того, как мои самостоятельные попытки провалились. Мне было, примерно, 12-13 лет, и я уже всерьез подозревала, что я слишком толстая, чтобы кому-то нравиться, себе или другим.

Про себя я винила во всем мои проблемы в школе. Их было множество, и они еще и расцвели в следующие несколько лет. Благодаря моей предполагаемой полноте - конечно, будь я более худой, я была бы популярнее. Меня бы не дразнили мальчишки на школьном дворе, и не отвергали и не мучили бы девочки из средней школы, которые могут быть куда более изощренными палачами. В это время я не знала, что в средней школе плохо всем, и это, вероятно, один из самых ужасных периодов взросления. Я думала, что все плохое происходит со мной, потому что я толстая, и что хуже того, потому что я это заслужила. Поэтому я купилась на утверждение, что я неудачница, ведь я не в состоянии похудеть и “удерживать свой вес” - ирония этого требования в возрасте, когда я все еще росла и по необходимости поправлялась до сих пор меня поражает.

С точки зрения бизнеса, задача диет - поддерживать сложное равновесие между успехом и провалом: ты не можешь провалиться слишком сильно, потому что тогда ты сдашься, но не должна и окончательно выиграть, потому что тогда ты перестанешь быть потребителем. Самое лучше, что может случиться, это если ты убедишься, что не сможешь прожить без диеты. Вот почему многие коммерческие диеты предлагают пожизненное участие в программе, и никто не задается вопросом, зачем оно нужно, если диеты действительно работают.

Никто никогда не извинялся передо мной. И хотя я знаю, что это письмо не отправлено лично мне, оно вызывает во мне отклик. Потому что, я думаю, что в какой-то момент хотела бы услышать извинения. Никто не сказал мне: “Эй, простите, что я помогла развить в вас сильнейшее отвращение к себе в самые важные для становления личности годы, с которым вам потом пришлось разбираться следующие десять лет!” Никто не признался, что это было скверной идеей.

В лучшем случае я слышала: “Я же хотела тебе добра! Я думала, тебе поможет”. (Тебе поможет, если я научу тебя считать себя и свое тело плохими и заминать тот факт, что неудачи - это все, что у тебя отлично получается).

Именно диеты привели меня к расстройству пищевого поведения. Я начала этот процесс нормальным ребенком, нормально относящимся к еде, не запуганным идеями “плохой” и “хорошей” еды и тем, как виды пищи должны влиять на мою мораль и мою самооценку. Когда я села на диету, я была лишь незначительно полнее, чем требовалось согласно таблицам, но постепенно я становилась все толще, и толще, и толще с каждым циклом снижение/набор веса, через который я проходила.

Диеты научили меня тому, как испытывать вину за то, что я ела. Они научили меня зацикливаться на цифрах на шкале весов и игнорировать сигналы моего организма. Они научили меня заглушать позывы голода и чувство сытости, разделять мое сознание, мои физические потребности и реальные телесные ощущения. Диеты научили меня меня как оставаться голодной и игнорировать голод, даже если у меня кружится голова и я ощущаю тревогу, даже если мои руки дрожат, а сердцебиение учащается, потому что все это просто значит, что диета работает, а мое тупое, отрицающее авторитеты тело просто начинает признавать, кто тут главный, и наказано за дело, ведь оно такое упорно жирное.

Кто-то до сих пор думает, что все это было правильно, ведь я была толстой. Не ужасно толстой в то время, но достаточно толстой для того, чтобы я могла видеть разницу между собой и своими ровесницами. Кто-то считает, что это круто, сажать детей на коммерческие диеты, потому что страх, что они потом станут толстыми взрослыми, гораздо сильнее, чем страх, что они станут взрослыми с функциональными пищевыми расстройствами.

Так что мне приятно слышать, что хотя бы один человек, участвовавший в этом процесс, признается, что ей жаль. Пусть письмо не обращалось ко мне, пусть оно появилось годы спустя того времени, когда я хотела бы его прочитать. Я все равно не могу сказать: “Ну ладно” или “Не волнуйся” или даже “Я прощаю тебе” - я хотела бы, я бы хотела притвориться, что оно меня утешило и возместило весь вред, но слова просто не дают себя выговорить.

Лучшее что я могу сказать, это - мне тоже жаль. И давайте надеяться на будущее, где никому никогда не придется извиняться за подобное.

Трекбек

Ссылка для трекбека:
http://freakimi.ru/wp-trackback.php?p=978

Post a comment