Привилегии грамотности

Не проходит и дня, чтобы я не увидела в своем кругу чтения шутку, совет или проявление гнева по поводу чьей-то неграмотности. Поэтому мне показалось очень важным перевести эту статью: http://paintingthegreyarea.wordpress.com/2012/11/26/literacy-privilege/

Меня зовут Чандра и я лечусь от грамматического снобизма.

Прошли времена, когда я вспыхивала от гордости, читая, как меня величают “сержантом правописания” или “полицией пунктуальности”. Я бы с восторгом выпорола всякого, кто пал жертвой угрозы слабого параллелизма или опасности перепутанных обстоятельств места. Я воевала с одиночными кавычками и подчеркивала красным ошибки в инструкциях в офисах, на информационных стендах и надписях в общественных туалетах. В общем, прямо скажем, я могла достать кого угодно.

Четыре года назад меня приняли в программу, которая помогает малоимущим взрослым людям обучиться основам грамоты. Сказать, что этот опыт раскрыл мне глаза, значит глубоко недооценить его влияние. По сути, он раскрыл мой разум. И одна из идей, которая возникла в моем свеже-открытом разуме, состояла в том, что надо быть изрядной задницей, чтобы педантично придираться к языковым навыкам абсолютно незнакомых людей.

Но это привычка, от которой сложно отказаться.  Прескриптивисты громогласны и вездесущи, и многие из них пробрались в систему общего образования. Письмо может быть важной формой общения, и общение это то, что обычно хорошо получается у грамматических снобов, а в результате их фыркающая снисходительность канонизируется. Им легко отстреливать оппонентов в интеллектуальных спорах. Появление всемирной паутины, естественно, возвело данный спорт в ранг олимпийской дисциплины.

Одно дело сбавить спеси эрудированному журналисту или высокопарному блогеру (вот честно, ни с одним не знакома), хотя есть действенные аргументы даже против этого. Грамматическая строгость может задушить творчество и ясность, и многие правила прескриптивистов были полностью выдуманы латино-центристскими снобами. Но когда несчастный новичок на форуме представляется фразой “привки я джонни и лю сматреть фактар икс”, и его насаживает на лингвистический шампур кто-то, кто просто лично терпеть не может Саймона Коуэлла - ну, это проблема совсем другого рода.

Мы кое-чего не знаем о Джонни. Возможно, Джонни дислексик. Возможно, все детство его одноклассники и учителя высмеивали его, потому что его мозг работает не так, как их. Возможно, с ним жестоко обращались в детстве или его семья была разрушительной по каким-то иным причинам, и усердие на уроках английского языка было последней проблемой, о которой он задумывался, пытаясь сохранить в целости свое тело и свою душу. Возможно, он живет на пособие, и у нет сил на то, чтобы подкормить синапсы мозга. Возможно, он вообще старался не ходить в школу, потому что его слишком часто били головой об шкафчик для школьных принадлежностей. Возможно, он страдает от черепно-мозговой травмы. Возможно, он провел большую часть третьего класса, подключенный к системе жизнеобеспечения в детской больнице, пока его одноклассники разбирались с фонемами. Может быть, он беженец, и его родной язык имеет совершенно иную систему записи или вообще не имеет таковой. Он может страдать от любого сочетания этих и других обстоятельств. В данный момент, мы даже не можем быть уверены, что Джонни правильно пишет свое собственное имя - и это трагедия, а не шутка.

После ряда новых записей на форуме может оказаться, что Джонни, в общем-то, в чем-то и мудак. Может, он инфантилен, он бросается оскорблениями и затевает споры со всем, кто с ним не согласен. В таком случае, было бы очень соблазнительно обосрать его кривую орфографию и отсутствие пунктуации. Это было бы таким удобным способом его заткнуть. Он придурок, и он заслужил наказание, правда? Но я начала понимать, что и этот подлый подход тоже несправедлив.

Например, начнем с того, что идея существования единственно правильного способа писать по-английски - а все остальные пишут неправильно - в корне не верна. И когда я пишу “не верна”, я имею в виду нелогична, высокомерна и даже жестока. Оценка того, что считается “правильным”, “хорошим” и “корректным” в письме и грамматике всегда - ВСЕГДА - опирается на диалекты привилегированных, в основном богатых, в основном белых людей. Мы выдаем эти оценки, опираясь на выученные предрассудки, а также на некую эмоциональную привязанность к личной манере письма. Но когда люди изучают языки в объективном, научном ключе (чем, собственно, занимаются коварные лингвисты), они узнают, что непрестижные диалекты, такие как афро-американский диалектический английский или диалект кокни обладают собственными полностью сформированными грамматическими правилами, которые несут столько же смысла, сколько и любые другие. Это абсолютно действенные и функциональные формы общения, используемые миллионами людей. Разница только в том, что среди них нет кого-то, кто бы бегал повсюду и объяснял, что остальные должны поступать как он.

Так что, если я наеду на грамотность Джонни, я либо подтвержу репрессивный статус кво, либо обижу человека с ограниченными возможностями, а может совершу и то, и другое. Участие в подобных наездах, даже если их мишенью являются сетевые тролли, поощряет других людей подключаться к травле. Ну и, честно говоря, это совершенно неэффективная тактика в споре. Я не смогу изменить мнение Джонни, не улучшу его правописание, насмехаясь над ним. Возможно, он придурок, потому что он никогда не учился тому, как выражать свои мысли достойным образом, и я ничем ему не помогу. А сведение моих аргументов до уровня атак ad homonym подрывает доверие ко мне самой - потому что, если бы у меня был стоящий аргумент, я бы должна была уметь высказывать его без мелочных придирок. Более того, можно гарантировать, что где-то в Интернете, есть кто-то, с чьим мнением я согласна, но чьи разумные аргументы недооцениваются, игнорируются или отклоняются, потому что они были напечатаны недостаточно грамотно.

Мы говорим не о мелочах. Я привыкла шокировать новичков, которых я натаскиваю, цитируя им статистику Международного исследование грамотности взрослых. Я предлагаю им угадать, какой процент населения в развитой стране вроде Канады или США, обладает навыками чтения и письма ниже самого базового уровня, необходимого для нормальной жизни в обществе. Обычно люди называют 10%, 15%, может быть, 25%. А затем я сообщаю печальный и ошеломительный факт: почти половина всех взрослых жителей Северной Америки не могут справиться со сложным писаным материалом того типа, который остальная половина понимает с легкостью. Половина, друзья. Следовало бы объявить о национальном кризисе. Тут уж не до шуточек.

Я надеюсь, что мне уже не нужно тратить время на разоблачение общепринятого мифа о том, что степень грамотности связана с интеллектом (это, разумеется, не так). Но существует миф, который куда сложнее развеять. Это общее убеждение в том, что плохое знание английского языка - результат лени. Мне стыдно думать о том, что я, вероятно, развивала эту идею самостоятельно до того, как догадалась критически ее оценить. Так давайте это сделаем. В смысле, лень? Что, серьезно!? Ведь это так просто, жить на свете, не умея как следует читать и писать, правда? Давайте взглянем на эту жизнь поближе.

Список привилегий грамотности:

- Я могу легко и безопасно путешествовать по городу, в котором я живу, потому что я понимаю все дорожные знаки, объявления и схемы.
- Я могу принимать здравые и информированные решения о том, что мне купить, потому что я могу правильно считывать ценники и этикетки.
- Я могу без страха использовать выписанные мне лекарства, не пытаясь запомнить указания доктора или аптекаря наизусть, потому что я могу легко прочитать инструкции к ним.
- Когда мне приходится ходить к врачу, посещать больницы, государственные учреждения, банки, юридические конторы, мне не нужно придумывать отговорки, чтобы забирать бумаги домой, где кто-нибудь сможет прочитать их мне. Если я живу один, мне не нужно подвергать себя осуждению и насмешкам, прося доктора, сестру, агента, клерка, юриста или другого работника зачитать мне документы.
- Я могу свободно принимать информированные медицинские, юридические, политические и финансовые решения, затрагивающие меня и мою семью, потому что я могу читать и понимать важные тексты.
- Я могу быть уверен, что мои чеки и счета правильно заполнены, потому что я могу прочитать их и проверить ошибки.
- Я могу получить водительские права и связанные с этим возможности, потому что я могу сдать письменный экзамен.
- Я могу принять приглашение в ресторан и не волноваться, что я не смогу разобраться в меню.
- Я могу принимать приглашения на различные праздники, которые требуют специального письменного ответа от гостя.
- Я могу получать информацию о важных событиях и новостях в моем районе, городе и стране, потому что я могу читать местные и национальные издания.
- Я могу привлечь внимание людей к важным проблемам моего сообщества, написав письмо в редакцию местной газеты.
- Я могу влиять на политические решения, которые затрагивают мои интересы, отправляя письма и емейлы моим представителям.
- Я могу помочь моим детям с домашними заданиями. Я могу читать письма и записки от их учителей и администрации школы.
- Я могу ходить на школьные собрания, не боясь, что мой уровень грамотности откроется учителям или другим родителям.
- Люди не делают ошибочных негативных оценок моего интеллекта, компетенции, деловой этики, основываясь на моей способности читать и писать.
- Моя свобода выбора профессии не ограничена моим уровнем грамотности.
- Мне никогда не приходилось отказываться от повышения, потому что я боюсь, что требования к моей грамотности будут слишком высоки для меня.
- Я могу эффективно и безопасно работать, потому что я понимаю все объявления, указатели и уведомления.
- Я могу улучшить свои карьерные перспективы и социально-экономическое положение, записавшись на курсы повышения квалификации или получив дополнительное образование, для чего требуется хороший уровень грамотности.
- Я могу узнать больше о том, что мне интересно, читая статьи и книги на нужную тему.
- Я могу вести учет моим идеям, мечтам, размышлениям, отмечать важные события в моей жизни, не полагаясь только на память, а ведя дневник.
- Я могу поддерживать связь с любимыми в разлуке, отправляя им письма и емейлы.

Конечно, обходиться без всего перечисленного - пара пустяков. Зачем учиться читать и писать как следует, если можно просто, не знаю, нажимать кнопки на кассе в “Макдональдс” за семь долларов в час, пока тебе не исполнится шестьдесят и твоя спина не начнет тебя подводить? У кого есть время читать книжки, когда он ищет завалившиеся гроши под рваными диванными подушками в сраной комнате в общежитии, чтобы купить себе пакет лапши на обед? Жизнь прекрасна!

Я кажусь злой? Это потому что я зла. Я злюсь, потому лингвистический элитизм так сильно укоренился в нашем социальном дискурсе и так редко подвергается критическому анализу. Я злюсь, потому что ежедневная реальность малограмотных людей четыре года проходила у меня перед глазами прежде, чем я, наконец, отстегнула свой прескриптивистский штык. Будучи частью маргинализируемой группы, я крайне внимательна к другим, слабо распознаваемым типам привилегий: мужским привилегиям, привилегиям белых, привилегиям традиционно ориентированных, привилегиям здоровых. Я хочу быть бдительной по отношению к тому вкладу, который я сама, возможно, вношу в маргинализацию других. И чем больше я узнаю об окружающих людях, тем больше я понимаю необходимость найти время и остановиться, прислушаться и узнать об их бедах прежде, чем выдавать мои собственные безответственные суждения. Я ни в коем случае не стала святой в этом отношении - мои глаза все еще порой застилает пелена, и я огрызаюсь раньше, чем успеваю подумать - но я настроена искать лучшие способы общения с людьми, чьи мнения, опыт и средства их выражения отличаются от моих.

PS Если вы не согласны с чем-то в тексте, пожалуйста,
прочитайте это и это,
и прочитайте уже опубликованные комментарии,
… так как я скорее всего уже ответила где-то на ваши возражения.

Трекбек

Ссылка для трекбека:
http://freakimi.ru/wp-trackback.php?p=740

Post a comment