Всегда ваша, безумная мамаша

Читая русскоязычный ЖЖ, можно решить, что феминистки и кормящие матери - это два противоборствующих лагеря. Недавно на сайте http://www.feministe.us/blog я нашла гостевой пост блоггера Blue Milk, в котором две эти “крайности” успешно объединяются. Мне показалось важным перевести ее запись.

Важно:
extreme breastfeeder (экстремальная кормящая) = долгокормящая. Выражение, видимо, пошло из ТВ-шоу или статьи в TIME. По-моему, оно неточное и стигматизирующее.
естественное родительство = у автора earth mama
знаки - как я поняла, существует язык жестов, которому можно обучить еще не говорящих детей

Я спрашивала разрешения у автора на перевод, и получила его. Кроме того, автор попросил меня указать, что она не знает русского языка, поэтому не сможет принимать участие в дискуссии.
Надеюсь на понимание.

Здравствуйте, я ваша экстремальная кормящая мать

На днях умерла одна из морских свинок моей семилетней дочери. Это первая смерть близкого существа, с которой пришлось столкнуться двум моим детям, а они любили наших морских свинок, да и я тоже, в общем, нам было очень грустно. Папа как раз в двухнедельном походе - потому что я, святая женщина, подарила ему на день рожденья дар одиночества - так что мне со всем этим пришлось как-то одиноко. (Тут я закатываю глаза и преклоняюсь перед настоящими родителями-одиночками, которые справляются с этой работенкой круглый год и слышат столько гадостей от стольких людей за свои, право скажем, адски героические усилия). Свинка умерла утром, в день, полный суматохи. На самом деле, все дни, когда я работаю в городе, проходят хаотично, потому что формула “школа+садик+работа и обратно” означает массу поездок в разные стороны в течение очень долгого дня. Мой трехлетний сын оказался совершенно невыносимым скорбящим. Он абсолютно не понял, почему мы с его сестрой так расстроены, и хотел лишь бесконечно расспрашивать о смерти животного во всех ее зловещих подробностях. Все, что он знает о смерти, это то, что так бывает, когда люди стреляют из ружья, вот почему его мать озабочена играми с оружием у малышей, и вот почему я хмурюсь в его адрес, когда он притворяется, что стреляет в кого-либо. В общем, каждый второй вопрос, исходящий от него, звучал примерно так: “Кто ее застрелил? Кто убил нашу морскую свинку?” И не важно, сколько раз я объясняла, что смерть просто иногда приходит, все, что ему хотелось, это поиграть в чертова детектива. В это время его сестра все больше и больше расстраивалась из-за карнавала смерти, устроенного братиком. Это было ужасно. И я все думала - ну почему я, почему я должна одна с этим разбираться, пока их отец развлекается где-то там в глуши?

Но вечером, когда все мы трое вернулись домой после “работы+школы+садика+продленки” и я показала детям, где похоронила свинку, трехлетка, наконец, осознал конечность смерти и неожиданно оказался в одном с нами положении. Мы вместе лежали в кровати (см. заголовок поста), и я кормила сына грудью, потому что я всегда так делаю, когда укладываю его спать, и потому что я думаю, что грудное вскармливание более удобно, чем чтение сказок. Но он так тяжело всхлипывал, что отпустил грудь, и я поняла, что он хочет поговорить с моими грудями о смерти морской свинки. Так что если вы руководствуетесь правилом “пора прекращать кормить ребенка грудью, когда он достаточно взрослый, чтобы просить об этом”, то что бы вы сказали о ребенке, который достаточно подрос, чтобы пожаловаться груди на свое горе? Я и сама не знаю, что я по этому поводу ощущаю.

Где-то в свой первый год малыши проходят через стадию развития, когда они, наконец, понимают, что рука, которой ты машешь перед ними или сосок, который ты вставляешь им в рот, как только появляешься на горизонте, на самом деле, часть тебя, а не какая-то отдельная штуковина, которая попалась под руку. Учитывая то, что дети приходят в мир, ничегошеньки о нем не зная, согласитесь, это концепция, которая требует серьезного осмысления. Однако эта стадия развития не завершается одномоментно. Трехлетний ребенок находится в шатком состоянии, когда он уже знает, что марионетки не живые, и уже не пугается, когда они к нему “подходят”, но все еще может полностью потеряться в воображаемом мире, и всерьез верит, что неживые предметы могут стать как “настоящие” и обладать личностью. Так что, когда он начал говорить с моими грудями (”кормления” как он их называет, если вам интересно), и делал это так искренне и печально, я не знала, как мне поступить. Должны ли мои груди ему ответить, ведь, кажется, грубо оставаться полностью равнодушной к кому-то, кто делится самым трагическим переживанием в своей жизни? Я хочу сказать, моя грудь не бессердечна. И если она ему ответит, то какой у нее должен быть голос, мой? Это может прозвучать фальшиво. Или мне надо придумать груди собственный голос, а тогда каким должен быть голос груди?

Вот так происходит грудное вскармливание после года. Оно одновременно странное и нормальное.

Я слышала, у вас показывают ТВ-шоу об “экстремальных кормящих”, и я подумала, вам, возможно, будет интересно познакомиться с одной такой сумасшедшей. Вот она я. Прежде, чем родить, я думала, что кормить 12 месяцев и того много. Шесть месяцев - отлично, но если ребенок может есть твердую пищу, зачем кормить дальше? С первым ребенком я действительно себя изумила, и я кормила ее почти два года. Теперь я кормлю ребенка. которому три с половиной, и который достаточно высок, чтобы выглядеть на все пять. Мы вполне можем смотреться как печально известная обложка TIME. К тому же он не прочь покормиться стоя. Я новая несомненно привела бы в ужас себя старую. Публичное кормление? Ни в коем случае. Кормить большого ребенка? Да ни за что на свете.

Чего я не понимала, когда меня отвращала идея кормить ребенка “достаточно большого, чтобы попросить об этом”, так это то, что дети “просят об этом” с рождения и никогда не перестают просить, только их методы становятся все изощреннее. И эта изощренность, как и все остальные этапы, через которые проходят наши дети, заставляет родителя светиться от восторга. И если вы откликались на их ранние запросы, то вполне может быть, что вы склонитесь и перед их дальнейшими запросами.

Вот как дети “просят этого”: они громко плачут, они принюхиваются к тебе, они сосут твои пальцы и они поворачиваются к тебе, когда ты легонько касаешься щеки. В один прекрасный день, устроившись у тебя на руках, ребенок откинется так, чтобы оказаться поближе к груди. Ты думаешь, о господи, он сломает себе шею, потому что они проделывают это еще, когда они очень гибкие, но мускулы шеи еще слабенькие. Иногда они присасываются к твоей руке и оставляют засосы. Если вы научите своего ребенка подавать знаки, как я, разумеется, поступила (см. заголовок поста), то они могут начать показывать тебе знак “кормиться” уже в пять месяцев. Когда кто-то другой держит ребенка на руках, а потом передает тебе, ребенок начинает ворочать головой и разевать рот в предвкушении. Он может расплакаться слезами нетерпения, увидев, как ты расстегиваешь бюстгальтер. Порой он может потянуться и задрать твою футболку или дернуть вниз вырез платья. Обычно дети проделывают все это задолго до того, как наконец, “просят об этом” словами, и даже тогда слово может быть чем-то безобидным, скажем, словом “мама”, сказанным с особым выражением. Ну так в каком возрасте они “достаточно большие, чтобы попросить этом”? В каком же возрасте они уже слишком большие? Это зависит от вас, от матери, но не удивляйтесь, если вам покажется, что концепция “достаточно большой, чтобы попросить” - абсурдна.

Возможно, вам захочется задать мне, вашей местной долгокормящей, несколько вопросов.

Я за естественное родительство?

Нет, я же экономист, помните? Я не подпадаю под стереотип, который скорее всего сложился у вас о долгокормлении, и я не удивлюсь, если это относится и ко многим другим мамам. Я отводила детей на прививки, я ношу юбки-карандаши и высокие каблуки, я вожу мотоцикл, я не умею шить, я люблю ТВ-шоу с сексом и насилием (привет, True Blood!), я использовала одноразовые подгузники, я атеист, я никогда не изучала йогу и медитацию, но я готова к дискуссии (так что однажды я, возможно, все-таки займусь йогой или медитацией). Я люблю мам-естественниц, это одни из самых щедрых мам, что я видела, но я не одна из них.

Не чувствую ли я, что такое долгое кормление поработило мое тело?

Я думаю, это основная причина, почему в дискуссиях некоторые феминистки кажутся противницами грудного вскармливания, и это мнение, что кормление подрывает вашу телесную целостность, явно ощущается в некоторых работах французской феминистки Элизабет Бадинтер. Я понимаю, что некоторым женщинам может так показаться, но мое материнство само по себе настолько “захватило мое тело/жизнь”, что мне было бы сложно определить, в чем именно виновато кормление. Я надеюсь, что никто не мучает себя, кормя месяцами исключительно из-за общественного давления, но нужно честно признаться, в материнстве полно вещей, которые порой вызывают негодование. Вскармливание может быть ужасно раздражающим, когда тебе нужно срочно встать с этой чертовой кровати и заняться делом, но большую часть времени грудное вскармливание - лучший друг ленивого родителя.

Материнство - рискованная роль для многих из нас. Огромный страх утраты себя и своих границ, своей сексуальной привлекательности, своей цели и направления в жизни и контроля над своим телом. Грудное вскармливание нажимает на все эти болевые точки. Мы живем в очень мизогинистской культуре. Самые злобные тролли в моем блоге всегда называют меня коровой и пытаются унизить меня, говоря о грудном вскармливание. Чувствуется, сама мысль о том, что мы существа млекопитающие, пугает кое-кого до усрачки.

Не ощущаю ли я, что принуждена к долгокормлению общественными ожиданиями того, какой должна быть идеальная мать?

Нет. Мне правда очень, очень нравится кормить грудью, вот и все. Я понимаю, что не всем это настолько приятно, но для меня это очень нежный, интимный и расслабляющий опыт. Кормление наполняет меня любовью, а это то, что приятно чувствовать к своим детям. А еще, для тех, у кого, как у меня, сложные отношения со своей грудью, надо добавить, что кормление еще и очень оздоравливающий опыт для моей психики.

Не хвастаюсь ли я своим долгокормлением?

Если честно, мне немного стыдно, что я так долго кормлю. Это ужасное признание для мамы-феминистки, которая защищает кормление грудью, но на тех, кто кормит садиковских детей, навешивают действительно тяжелый ярлык, и я никогда раньше не решалась явно заявить о себе как об “экстремальной кормящей”. Я думаю, это кое о чем говорит, раз даже такая говорливая феминистка настолько смущена предрасудками по поводу долгокормления в нашей культуре.

Считаю ли я долгокормление сексуальным?

Абсолютно нет. Мои поздравления женщинам, которые ухитряются тайно испытывать оргазм во время кормления, потому что им настолько это приятно. На материнство приходится не так уж много оргазмов. Но для меня это не сексуальное переживание. И позвольте уточнить, никакая мать не находит концепцию кормления своих детей грудью сексуальной идеей, вот серьезно. Вы можете с тем же успехом убеждать нас, что вытирание обкаканных детских поп сексуально. Нет, и еще раз нет.

А мой ребенок считает кормление сексуальным?

Нет. Он также не считает сексуальным свой поильник. Он маленький ребенок и еще ничего не знает о том, что кто-то считает грудь сексуальной.

Моего партнера раздражает мое долгокормление?

Если уж говорить начистоту (а почему бы и нет?) - я думаю, он находится в некотором нетерпении из-за того, что существенная часть взаимодействия с грудью вышла из нашего супружеского меню на некоторое время, но он в любом случае не соревнуется с нашим сыном из-за моего тела, и он не считает кормление отвратительным, и вообще считает, что мое решение кормить - не его дело. (Он знает, что моя грудь принадлежит мне - к счастью, он успешно миновал соответствующую стадию развития в младенчестве).

Когда я перестану кормить?

Надеюсь, скоро. Я немного устала от грудного вскармливания, и я чувствую, что пришло время для отлучения. Так что задавайте ваши вопросы, пока я все еще ваша знакомая экстремальная мамаша.

Трекбек

Ссылка для трекбека:
http://freakimi.ru/wp-trackback.php?p=612

Post a comment