Май 19, 2014

Веселый дом

Осенью я набрала всяких курсов на Курсера и, конечно, ни один не прошла. Некоторые даже не начала. Но в одном из начатых получила список комиксов, которые нужно изучить тем, кто хочет что-то понимать в графических новеллах. Я увидела в списке фамилию Бекдел и подумала, а не та ли это самая Бекдел, которой принадлежит тест Бекдел!?

Да, оказалось, это она. Я заказала ее книгу на Амазоне и прочитала залпом.

alison-bechdel-photo-credit-elena-seibert.jpg 

Это автобиографический роман, посвященный отцу авторки. Семья у Бекдел была очень интересной. Мать актриса и преподавательница, отец - преподаватель литературы и по совместительству директор похоронной конторы, бизнес, доставшийся ему по наследству. Элисон и ее братья с детства были обязаны помогать родителям прибираться в Funeral Home - отсюда и название книги Fun Home.

Брюс Бекдел также был фанатичным коллекционером и реставратором древностей. Дом, в котором жила его семья, он превратил в живой музей, восхищавший гостей. Семья Бекделей производила прекрасное впечатление: либеральные, интеллигентные родители, одаренные дети, чудесное жилище. Изнутри все было не столь благополучно. Брюс срывался на детей и бил их. Каждый из Бекделей существовал словно сам по себе, в пузыре своей одаренности. Между Брюсом и женой давно не было любви. Наверное, она стала угасать еще в медовый месяц, когда он повез молодую жену к знакомым в Париж, среди этих знакомых был и его любовник.

bechdel-fun-brothers.jpg

Только когда Элисон отправилась в колледж, осознала свою гомосексуальность и написала об этом родителям, ее мать раскрыла ей семейный секрет. Все это время ее отец встречался с мужчинами. Он спал с их юным бейби-ситтером, его едва не посадили за распитие алкоголя с несовершеннолетним (то, что алкоголем дело не обошлось, по счастью, удалось замять).

Пока Элисон пыталась осознать эту новость, Брюс умер. По крайней мере, по официальным данным это была случайность. Он наводил порядок в саду, понес через дорогу ворох веток, чтобы выкинуть и не заметил приближающийся грузовик. Элисон и ее мать остались убеждены в том, что он покончил с собой.

alison-bechdel.jpeg

В книге Бекдел разбирает свое семейное наследство, копаясь в архивах отца, рассматривая его фотографии, читая примечания на полях его книг, перелистывая письма, в новом свете вспоминая разговоры с ним, обдумывая сюжеты его любимых романов и судьбы писателей, которым он подражал.

Я призываю вас прочитать эту книгу, даже если вы скептически относитесь к жанру графических новелл. По впечатлению, которое она оставляет, книга сопоставима с лучшими примерами современной прозы. И, конечно, роман Бекдел проходит тест Бекдел. :)

А вот ее сайт - http://dykestowatchoutfor.com/

Февраль 5, 2014

Правда о горе. Миф о пяти его стадиях и новая наука потерь

truth.jpgНедавно я прочитала книгу Рут Дэвис Кенигсберг о пяти стадиях принятия горя. Это очень известная теория. Я встречаю упоминания о ней в самых неожиданных местах. Например, смотрю недавно детский мультфильм, “Эпик”. У героини умерла мама. Папа спрашивает дочь, как она себя чувствует. Та отвечает, что изучила пять стадий и успешно их проходит. Или попалась мне в ЖЖ ссылка на интервью с отечественным онкологом. Он тоже в какой-то момент рассказывает, через какие стадии проходят умирающие пациенты. Как будто бы это единственная и абсолютно верная теория. На самом деле, с ней все не так просто. Об этом и будет пересказ.

Концепцию пяти стадий горя создала Элизабет Кюблер-Росс, написавшая о ней в своей первой книге “О смерти и умирании” в 1969 г. Изначально в книге шла речь о стадиях, через которые проходят люди, узнавшие о собственной скорой смерти. Сегодня она описывает почти что любое горе, вплоть до переживаний из-за того, что тебя отчислили из колледжа, экономического кризиса или переезда в другой дом. По мнению Росс, оказавшись перед фактом собственной смерти, люди проходят через стадии отрицания, гнева, торговли, депрессии и принятия. Если вы подавляете или пропускаете какую-либо из этих стадий, то рискуете застрять в своих эмоциях. Но если вы пройдете этот путь, то станете сильнее и мудрее.

С 70х по 90е гг. в сферу работы со скорбью вступили тысячи людей, появились консультанты по принятию горя, специальные терапевтические группы для скорбящих при больницах, церквях, похоронных конторах. Все они опираются на теорию Росс, возможно, отчасти расширяя или изменяя ее.

Исторически отношение к горю в США менялось и довольно сильно. Так, в начале викторианской эпохи долгий, явный траур не приветствовался, потому что смерть приходит по воле бога и не стоит с ней спорить. К середине-концу XIX в. все изменилось. Возникли развернутые траурные обычаи, дотошные правила пристойной скорби, продолжительность траура увеличилось. Для вдов изготавливались даже специальные траурные ювелирные изделия. Люди, нарушавшие траурный этикет, подвергались общественному осуждению. Возник обширный похоронный бизнес, владельцам которого, конечно, все это было на руку. Расцвела традиция фотографировать покойных и с покойными. Вдовы писали душераздирающие мемуары об ушедших. (Основная задача скорбеть возлагалась на женщин, к мужчинам общественное мнение было не так строго).

После первой мировой войны, а тем более второй, отношение к трауру в США снова изменилось. Было так много покойных, что с горем не стоило затягивать. Быстрое преодоление тоски по погибшим считалось признаком стоицизма, долгом по отношению к обществу. Вдовы осушали слезы, сжимали зубы и выходили на работу. В итоге, к 50-60м годам ученые стали замечать, что смерть превратилась в невидимое, игнорируемое явление, более табуированное, чем секс, а вместе с нею игнорировались и сопутствующие эмоции. Возврат к чувствительности пришелся как раз на 70е, когда и вышла книга Кюблер-Росс. Поколение бэби-бумеров начало хоронить своих родителей. Появился новый род автобиографической литературы - мемуары, в которых авторы рассказывали о том, как пережили смерть кого-либо из близких. Смерть делала хорошие тиражи. Исследователи занялись психологией скорбящих. Сейчас в США нормальное явление, когда родственникам какого-либо недавно погибшего человека присылают познавательные брошюры о горе, приглашения в группы товарищей по несчастью, к ним даже могут зайти лично с целью проконсультировать и поддержать. Для скорбящих открыты специальные социальные сети со своим жаргоном, форумами и встречами в оффлайне. После взрыва башен-близнецов в Нью-Йорк хлынула толпа добровольных консультантов, и даже не всем нашлась работа.

Колебания общественного мнения по поводу того, как долго и открыто нужно горевать, конечно, сказывались на похоронной индустрии. Так, в 50е годы ее представители активно продвигали идею выставления открытого гроба с покойным перед похоронами. Подавалась эта идея как возможность последний раз посмотреть на любимого человека, дать родным и близким попрощаться с ним, но, конечно, на самом деле, идея была коммерческой, так как требовала затрат на  обстановку специального помещения, на особый гроб, цветы, уход за телом и т.д. Американцы ответили на эту хитрость тем, что все чаще стали склоняться к выбору кремирования (с 3,6% в 60х гг до 35% в 2008 г.) Похоронные дома ответили на это идеями из психологии. Попрощаться-то, мол, все равно надо, эмоции и чувства выразить от души. И теперь они нанимают собственных консультантов по горю, проводят беседы с клиентами, а также собственные конференции с темами в духе “пять причин, почему похоронный ритуал важен для любящих близких и как их в этом убедить”.

Стоит отметить, что теория изначально была скороспелой. Она помогла множеству людей, она открыла дорогу многим чувствам, она усилила, например, движение за открытие хосписов, и Кюблер-Росс, пожалуй, за дело считается выдающейся женщиной, но научной ее работу назвать сложно. Начало ее теории положила работа в Университете Денвера. Однажды Росс замещала коллегу-профессора. Она искала какую-либо тему по психологии, которая бы заинтересовала студентов-медиков, рылась в библиотеке, и ей пришло в голову, что тема смерти затрагивает буквально каждого. У нее родилась необычная идея - взять с собой на лекцию 16-летнюю девочку, умирающую от лейкемии, и провести с ней публичную беседу. По мнению Росс, начинающие, да и практикующие врачи слишком мало думают о реальных чувствах своих пациентов, а им важно понимать людей. Студенты выходили со встречи в слезах, и Росс провела цикл подобных бесед с умирающими пациентами. Она была отличным лектором, и ее выступления и статьи на их основе пользовались большой популярностью. Это привлекло к ней внимание издательства, которое искало автора для какой-либо интересной книги о смерти. Они обратились к Росс, та подумала над планом три недели и вдруг ее посетило озарение - идея тех самых стадий. Так что не было тестов, не было выборок и групп. Теория сложилась в голове у автора на основе ряда бесед с умирающими, причем по второму разу она к ним не обращалась. Надо сказать, что примерно в то же время другие ученые выдвинули похожую теорию, только они отталкивались от исследований чувств детей, переживающих разлуку с родителями. Там тоже были похожие стадии, но Росс написала более понятную и близкую людям книгу, и вырвалась вперед. Знала ли она о том исследовании, точно неизвестно. В дальнейшем Росс вела своеобразную жизнь. Она продолжала писать книги на тему горя, расширяя свою теорию, но ушла из науки, увлеклась парапсихологией, поверила в загробную жизнь и явления душ мертвых. Особенно ее репутации повредило сотрудничество с аферистом, который якобы вызывал души умерших мужей, а на самом деле, соблазнял их вдов. Но популярность ее теории искупляла все это. В 2004 г. Элизабет умерла у себя дома в возрасте 78 лет.

Негативным результатом популярности теории “стадий” оказалась их ритуализированность, нормативность. То, что изначально было описанием стало предписанием. Люди оказались вынуждены искать в себе эмоции, которых, зачастую, не ощущают, и решали, что с ними что-то не так. Те, чья скорбь проходит быстрее, как и те, кто хочет, чтобы она закончилась быстрее, также чувствуют себя “неправильными”, потому что им описывают горе как цикл, дорогу, работу, призывают писать послания покойному, сооружать ему алтари или пересматривать записи с ним, усиливая и снова и снова вызывая, вероятно, не самые желанные ощущения. Вдовцы, а особенно вдовы, быстрее “положенного” вступившие в новые отношения, подвергаются осуждению, словно пришедшему из викторианских времен.

Популярная психология вообще грешит любовью к “стадиям” чего угодно. Например, в 70е годы также была разработана теория стадий признания своей гомосексуальности. Консультанты с радостью ее подхватили, теория очень похоже на правду описывала то, что они часто слышали от своих клиентов, но когда ее стали проверять на более точной и большой выборке, оказалось, что она совершенно не работает, люди осознают свою ориентацию индивидуальным образом.

Исследования скорби, на самом деле, показали, что устроена она не так, как предположила Кюблер-Росс. Во-первых, у большинства она, как правило, не затягивается дольше, чем на 6 месяцев. После полугода, конечно, люди могут и вспоминают погибших, но не испытывают при этом особых признаков горя (их определяют с помощью специального опросника). Во-вторых, некоторые стадии могут полностью отсутствовать (скажем, гнев или депрессия), и это нормально. В-третьих, последовательность стадий совершенно не обязательно именно такая. Когда ученые проследили за эмоциями скорбящих в течение каждого дня, выяснилось, что за день настроение может скакать, и немало людей испытывают все “стадии” сразу, каждый день заново. В начале скорби эти скачки резче и заметнее, а потом настроение стабилизируется. Наконец, во время траура возможны и приятные ощущения, как бы это странно не звучало, ведь человек может вспоминать дорогие ему моменты жизни с покойным и радоваться им. И, разумеется, на переживания сильно влияют такие факторы как сила привязанности к умершему, отношения с ним, личность скорбящего (он может быть, изначально склонен к депрессиям, а может быть, наоборот, психически очень устойчив). Психологи, как известно, чаще изучают отклонения, чем норму. Так что исследований способности быстро восстанавливать свои душевные силы пока не очень много, но такая способность (resilience) явно существутет и ее не стоит стыдиться. В общем, с одной стороны как-то обидно, что ученые лишают нас четкого порядка “как надо горевать”, а с другой, их послание освобождает - как можешь, так и горюй, ты не обязан ломать себя, да еще в такой тяжелый момент, и никто не должен тебя осуждать за это.

Еще одна особенность исследований скорби и теории пяти стадий состоит в том, что это - американские исследования и американская теория. Американцы составляют около 5% населения мира, при этом экспортируют свои представления о различных областях сознания, поведения на весь мир. Представьте себе, что многие из экспериментов, которые послужили основой современному представлению о горе, проводились среди, скажем, каких-нибудь 200 американских вдов среднего возраста и достатка. Однако, на основе этого примера будет оцениваться горе австралийцев или японцев, русских или ганийцев. Сравнительные исследования, на самом деле, показывают, что скажем, в Египте принято горевать бурно и открыто, а на Бали свои переживания скорее будут подавлять. Обе страны преимущественно мусульманские, а разница велика. В Китае и среди китайцев в США, например, теория пяти стадий практически не прижилась из-за традиций буддизма, который призывает не привязываться и не зацикливаться на своей скорби, хотя покойных тут, разумеются, почитают и вспоминают.

Стоит также отметить, что по умолчанию считается, будто между полами есть существенные различия в том, как проявляется скорбь. Женщины горюют дольше, проявляют свои чувства сильнее, мужчины наоборот или как-то так… На самом деле, исследования не подтвердили существенных различий между полами. Те, что мы замечаем невооруженным взглядом, на самом деле, обусловлено социальными факторами.

Также рекомендую сайт об этой книге: http://thetruthaboutgrief.com/ 

Декабрь 12, 2012

Cold Days - Jim Butcher

Мы заказали эту книгу на Амазоне, и я вот не жалею. Очень хочется, чтобы у Батчеры было побольше читателей и поклонников в России. Но увы. На мой взгляд он интереснее и последовательнее, например, модного Мартина, и уж точно гораздо умнее “Сумерек” и тому подобной хуетени.

Мне очень нравится, как Батчер развивает и расширяет мир Дрездена. Новые существа, пространства, взаимосвязи, тайны, - все это мы узнаем вместе с героем, и лично я каждый раз вместе с ним поражаюсь. После мистической, тревожной “Истории призрака”, “Холодные дни” возвращают к шумным, эпическим противостояниям старых томов, но на более высоком уровне. Снова Гарри почти один против нечеловеческой угрозы, нависшей над миллионами не ведающих того обывателей. Но, кстати, в этом томе, наконец, объясняется, почему именно над Чикаго, прям как долбанный циклон, то и дело нависают подобные угрозы.

Эта серия динамична донельзя. Почти все события спрессованы в одни сутки, и если бы Дрезден успевал вести еженедельник, то получилось бы что-то вроде:

11.00 Пережить покушение: взрыв, обстрел из гвоздомета
11.30 Узнать шокирующую новость
12.00 Сломать сервант оборотнем. Извиниться
12.05 Принести смертельную клятву
12.45 Узнать шокирующую новость
13.00 Преодолеть животную страсть
14.00 Побывать на краю света
14.30 Отвесить люлей компании бессмертных
15.00 Нахамить мстительному божеству
15.25 Преодолеть животную страсть, пережить покушение: отравление, утопление
17.00 Выпить пива, дать пенделя потустороннему монстру

Ну и так далее.

Хотя Гарри Дрезден и в начале сериала совсем не мальчик, приятно заметить, что герой растет и развивается. После событий “Истории призрака”, например, он отказался от своей инфантильной манеры скрывать от близких важную информацию. А давай-ка я не скажу любимой женщине, что со мной происходит, ради ее же блага. А потом, конечно, из-за неведения все становится в 5 раз хуже, чем было бы, получи героиня нужные факты вовремя. Гарри научился доверять, Гарри покончил с саморазрушением и почти что - с нытьем. И эта сила доверия очень ценна, потому что в этом томе особенно много завязано на предательстве, на том, что среди основных игроков магической арены завелся тайный враг.

Еще одна важная тема серии - опасность власти. Почти вся сила, которой обладает Дрезден, так или иначе опасна для него самого. Огонь души чист, но использовать его все равно, что топить печь своими пальцами (ну, если у вас очень большие и хорошо горящие пальцы, которые могут очень медленно отрастать). Сила Зимы превращает в хищника, способного выбирать только из вариантов: сначала изнасиловать, а потом убить или сначала убить, а потом изнасиловать. Так что главным предателем рискует оказаться сам Дрезден. Похожая ситуация была у него с проклятыми монетами, но, как я уже говорила, тут он стал куда более зрелым и практически не ведется на соблазн. Учитывая же жесткие временные рамки, он вообще гений тактики, не смотря на некоторые начальные промахи. И в шаблонной сцене в финале “герой после развязки расспрашивает авторитетную фигуру о непонятых знаках” у Дрездена почти не остается вопросов, на которые он не может ответить сам.

А вот у меня осталось много вопросов. Куда переместят Боба? Какими окажутся новые ко… э-э-э, нет, тут спойлер. Устроится ли, наконец, личная жизнь Дрездена (так как она не устраивается уже больше дюжины томов подряд, тут я вряд ли кого-то удивлю), а личная жизнь его эльфа-помощника? Выжил ли кот Ситх? И что еще можно придумать после такого пафоса и эпоса? То есть, понятно, что ближайшая задача Гарри - освободиться от одной невольно принятой обязанности, но понятно и, что вряд ли он теперь будет искать для клиентов в Чикаго неверных мужей и пропавших болонок. Потусторонняя же нечисть должна бы уже догадаться обходить город стороной.

Отдельное спасибо Батчеру за цитаты из Пратчетта и “Принцессы-невесты”, за множество сильных, независимых женских персонажей и за то, во что у него превращаются милые сказочные герои (улыбающийся, исчезающий кот, который мечтает выдрать вам позвоночник, эльф Красная шапочка, который мечтает вымочить эту шапочку в вашей крови, а уж местного Санта Клауса сами себе можете представить).

На всякий случай. Если решите взяться за эту серию, я советую, во-первых, начинать с начала. Потому что с середины уже будет ни черта не понятно. А во-вторых, по возможности читать в оригинале. Перевод “Досье” не самый скверный, но все-таки не передает атмосферу книги, на мой вкус, и местами переводчик очень вольно обходится с фактами.

Октябрь 17, 2012

Почему уничтожают книги

Когда кто-то рассказывает о том что где-то разорили библиотеку, уничтожили тираж или сожгли хотя бы несколько книг, реакция общественности однозначная. Фашисты! Тем не менее, книги выкидывают и книги горят. И, наверное, прямо сейчас, когда вы читаете эти слова, где-то на Земле идет дождь, а где-то выкидывают книги.

Книги уничтожают в России. Вот что говорит глава издательства “Классики XXI” Александр Карманов:

“…Например, крупное издательство может для снижения себестоимости популярной книжки «откатать» тираж 100 тыс. экземпляров. Издержки при этом составят рублей 15, продаваться она будет за 150 руб. При этом 80 тыс. будут проданы быстро, а продажи 20 тыс. затормозятся. Эти 20 тыс. крупные издательства безжалостно утилизируют.

E-xecutive.ru: Сдают в макулатуру?

А.К.: Да, или сжигают в печах на отдаленных складах.

E-xecutive.ru: Остатки тиражей попсовой литературы?

А.К.: Вы удивитесь: но, если верить моим источникам - чаще в печь у издательств-«монстров» идет «умная» (как раз та самая гуманитарная) литература и произведения молодых, нераскрученных авторов.”

Книги уничтожают не только издательства, но и книжные магазины. В 2010 году компания Borders (США) закрыла сеть книжных магазинов Waldenbooks. 200 магазинов! Куда отправились книги?

В американских библиотеках свои проблемы.

Литератор Питер Девис, которому приходилось лично заниматься сортировкой книг для удаления, приводит несколько причин, по которым приходится уничтожать книги.

1. Уничтожить книги легче, чем отдать, продать или подарить. Каждая библиотека штампует и каталогизирует свои книги. Если руководство решит раздать книги всем желающим, бедным, больным, детям и так далее, то все эти отметки придется удалять, иначе человек не сможет доказать, что он не украл книгу. И если вам надо за неделю избавиться от 100 000 книг, то куда проще нанять пару грузчиков, чтобы их выкинуть, чем десятки специалистов, которые смогут их оценить, переписать, оформить. Более того, центры приема макулатуры еще вам и заплатят. С точки зрения Девиса обреченная книга для библиотекаря, все равно что ваш лучший друг, превратившийся в зомби. А у вас остался один патрон.

Кстати, сжигать и отправлять на макулатуру еще и лучше, чем просто выкидывать на помойку. Ведь там любой человек сможет взять себе книгу, что возвращает нас к теме удаления штампов. А чувствительные работники библиотеки, несомненно, захотят вместо работы рыться в выкинутом в поисках попавших туда отдельных шедевров.

2. Книги стараются уничтожать тайно. Это еще одна причина, почему их не выкидывают в ближайший мусорный бак. Одна библиотека в Новой Зеландии попыталась устроить все благородно. Руководство объявило, что книги, предназначенные к удалению, пометят красным квадратом, и каждый, кто хочет спасти книгу, может перечеркнуть его маркером. Немедленно объявились активисты-спасатели, которые прошлись по библиотеке с фломастерами и пометили все обреченные книги. Около 130 000 томов. В смысле, пометили, а не забрали.

3. Основная бумажная масса в библиотеках - вовсе не книги, а журналы, периодические издания. Их много, они очень актуальны - студентов и ученых нельзя без них оставить, и они очень дороги, особенно, если это зарубежные издания. Для книг остается все меньше места, особенно для редких и редко запрашиваемых. Библиотека Конвоя (Великобритания) уничтожила коллекцию Ллойд-Джорджа, например.

4. На библиотеки давят с двух сторон. Издательства миллионами выпускают новые книги, а читателям хочется больше “социального” пространства. Так, например, в библиотеке Нового Южного Уэлса (Австралия) стопки книг и газет отправились на свалку, потому что потребовалось устроить для учащихся и педагогов что-то вроде Старбакса. Большой был скандал. Но читатели действительно хотят читать в комфортных условиях. И никто не хочет давать библиотекам деньги на новые склады и этажи. Ведь это совсем не прибыльные организации.

5. Книги переходят в электронный формат. И когда содержимое всей районной библиотеки можно уместить на скромном жестком диске, библиотеки остаются местом для чудаков. А чудаки играют незначительную роль в экономике. Кстати, началось все еще в 50х годах, когда библиотеки в Англии и США убедили правительство и себя, что микрофильмы - спасение от перегрузки. Некоторые тиражи газет, журналов, других ценных изданий были тогда уничтожены полностью. Британской библиотеке и Библиотеке конгресса пришлось изорвать массу ценнейших старинных томов, чтобы снять их на пленку. Библиофилы рыдали, а библиотекари отвечали: да ладно вам, вон они все на месте, в одной коробке. В итоге, техническая новинка оказалась не такой уж удобной. Если читателю нужна статья, напечатанная в 20х годах в Herald-Tribune и у него есть год и пара лишних глаз, и кто-то не поленился сделать микрофильм нужного номера, то он ее, конечно, найдет…

Теперь у библиотек появился простой способ принять решение, уничтожать или нет какую-либо книгу. Есть ли ее текст в гугл.букс?

Конечно, библиотеки не любят уничтожать книги. Используются разные способы избавляться от них гуманно. Например, открываются магазины, в которых читатели могут купить ненужные библиотеке издания. Существует также онлайн-каталог http://www.worldcat.org/, в котором можно узнать, сколько экземпляров данной книги существует. Конечно, совсем разное дело, выкинуть 3 последние копии в мире или 3 из трех тысяч.

В общем, если вы видите в библиотеке пустые полки, и вам говорят, что книги отправлены в хранилище, вам, возможно, не говорят, что книги, которые занимали это хранилище раньше, уже уничтожены.

PS Как раз в тему, когда дописала пост, увидела в ленте новость - созданы книги, текст в которых саморазрушается через 2 месяца после вскрытия упаковки. Отлично, по-моему.

Август 10, 2012

М. и С. Дяченко - “Ритуал”

Сюжет фентези, в котором похищенная драконом девушка влюбилась бы в дракона, напрашивался давно. И, думаю, не одни Дяченко реализовали эту идею. В конце концов, девушка и дракон - это архитипично. Можно использовать дракона как образ мужчины вообще, можно как образ женской звериной силы или мужского анимуса, в общем, есть где разгуляться фантазии с либидо.

Итак, дракон похитил девушку, поселил в своем замке и стал у них там разыгрываться, нет, для начала только Стокгольмский синдром. Конечно, на фоне драконов-людоедов, звероящер, который тебя не только не ест, но еще и кормит, поит, дает погулять и поэзией развлекает, а самооценка у тебя всегда была ниже плинтуса… как тут не влюбиться.

Так, в любовании прибоем и бросаемых искоса взглядах проходит две трети книги, и я уже начинаю волноваться. Как-то это не по-дяченковски! Где же предательство? Где унижения? Где жаркие слезы стыда? Где бесстыдные манипуляции и психологическое насилие?

Уф. Не подвели. Только-только у наших героев все начало срастаться, как дракон подумал, что не выйдет у них ничего. И совершил типично мужской поступок. Не спросив, что об их совместном будущем думает любимая, сурово сказал ей “Прощай” и улетел без шапки в ночку темную, оставив ее, как всякую настоящую женщину, думать: “Ой, наверное, это я виновата”.

Дальше, наконец, пошла так хорошо удающаяся Дяченко тема отвратительных семейных отношений. Но, видимо, авторы то ли решили изменить себе, попробовать что-то новенькое, то ли задались целью похоронить сюжет в сиропе, в общем, случился предсказанный хеппи-энд. Действительно предсказанный. По ходу действия героям попалось счастливое пророчество. И оно сбылось. Вот это по-настоящему оригинальный ход для фентези!

Все остальное, в принципе, вполне укладывается в каноны женского романа. Поменяйте принца на слащавого успешного предпринимателя, а дракона - на грубоватого и загадочного дизайнера с тяжелым прошлым, замки на особняки, пьяные вылеты в грозу на пьяные гонки на автостраде, стихи можно оставить, и вы увидите, что таких романов очень, очень много.

Август 9, 2012

Джон Норман - Пленница Гора

Вспомнила недавно о таком примечательном авторе как Джон Норман и решила быстренько прочитать что-нибудь из его бесконечного цикла о планете Гор.

07-captive-of-gor.jpg

Джон Норман знаменит тем, что написал огромное количество книг о том, что истинное предназначение женщины - быть рабыней мужчины, в том числе и сексуальной. Еще он, кстати, автор книги Imaginative Sex. Она состоит из 53 сценариев для сексуальных игр. Рассчитаны на гетеросексуальную пару, но может применяться и оригинальнее.

Так вот, его сериал о планете Гор представляет собой неудобоваримую смесь приключений мускулистых мужиков, мужского доминирования над прекрасными, но тупыми и обыкновенно голыми женщинами и невыносимого занудства. Там есть и сюжет с интригой, но до него докапываются только еще большие зануды, чем Норман, типа одного моего знакомого.

Норман ученый, философ, он очень старательно пишет свои книги. В них масса технических деталей. Какие используются паруса, как ловят рыбу, куда текут реки, какова местная политика… Все это бла-бла-бла вкладывается в уста какому-нибудь охраннику, который только что порол очередную голую женщину, и, ясное дело, рвет шаблон.

В данном романе речь идет от лица женщины. Жительница Нью-Йорка была похищена инопланетянами и доставлена на Гор, чтобы стать рабыней. Это нормальная практика для планеты Гор, местные все время высматривают на Земле красоток и воруют их. Но тут еще затесалась небольшая интрига. Элеоноре хотели поручить отравить своего хозяина, героя многих книг из цикла.

book5.gif

По возвращении на Гор корабль похитителей атаковали, и Элеоноре удалось бежать. Правда, недалеко. Она тут же встретила местного работорговца, он ее выпорол и повез продавать. Всю книгу девушка мыкается в рабстве, и самому интересному, интриге с отравлением, посвящается совсем немного времени и места. То есть, к сожалению, сюжет вязнет в болоте авторской идеологии.

О раскрытии характера героини и нечего говорить. Автор лукавит, чуть ли ни не каждой странице вкладывая в уста Элеоноре что-нибудь вроде: “Как я, Элеонора, женщина с Земли, могу ублажать этих мерзких мужчин!? Я свободная женщина!” Но, на самом деле, Норман с самого начала сделал Элеонору психологическим никем. Мы знаем, что она богата, красива, хорошо училась. Все это абстракции. Она абсолютно одинока, у нее нет контакта с родителями, нет друзей, возлюбленных. Несмотря на хорошее образование, она работает моделью. Вся ее самооценка основана на внешнем и материальном: “у меня есть много денег и дорогая машина, вернусь на Землю, куплю себе еще дороже”.

bookcover.jpg

При первой же встрече с горианскими рабынями Элеонора отмечает про себя, что 11 из 19 - красивее нее! Ужас! То есть вот стояла и подсчитывала. А что голые женщины впряжены в фургон, она только потом заметила, когда ее саму запрягли.
Элеонора прекрасно включается в горианскую систему. Она помыкает низшими, пресмыкается перед высшими. Гор, вообще, очень одинокий мир. Из-за авторской повернутости на иерархии, тут практически отсутствуют отношения равных. Здесь нет друзей. А Элеонора друг никакой. Даже в состоянии несвободы умудряется поднасрать. Если может унизить другую рабыню, обмануть или свалить на нее свою работу - так и делает.

В общем, автор хотел доказать, что всякая женщина в душе рабыня (а кто нет, та и не женщина толком), и дал своей Элеоноре все качества, которые нужны для подтверждения его правоты. Естественно, в финале она покорилась мужественным объятиям крутого самца, и с удовольствием работала, например, в борделе.

images.jpg

Получается странный эффект. Роман о моральном падении (де факто), которое подается как взлет (по вере автора), и которое является ни тем, и не другим, а сплошной плоскостью, ведь Элеонора не меняется, она лишь попадает в подходящую среду.

Несмотря на большую долю эротики, всяких сковываний, связываний, изнасилований и побоев - тут есть даже сидение в коробке, где приходится гадить под себя - действие выглядит каким-то стерильным. Героиню бьют в лицо кулаком так, что она отлетает в сторону, но о брызгах крови, следах, сломанном носе мы ничего не узнаем. Мир Гора порядком отфотошоплен. Тут как будто не натирают мозолей, не стареют, не беременеют, не менструируют, не теряют зубов… Дети за весь роман упоминаются дважды, старики вообще ни разу. Вообще, при всей мелочности Нормана и внимании к деталям, достоверности не получается. Ну не будет из женщины роковой соблазнительницы ночью, если весь день она пашет по хозяйству, причем уклад варварский, перчаток там не выдают.

Утверждают, что в реальных магазинах сочинения Нормана сняли с продаж из-за протестов феминисток и неофициального черного списка продавцов, но я думаю, тут никакой черный список не нужен. В какой-то момент продавцы сами почитали, что он пишет, и подумали: “Не, ну боевое фентези и так трэш, но это-то же какой-то совсем трындец”.

Да, мужчинам о мире Нормана лучше не мечтать. Там у них правит физическая сила, поэтому велик шанс угодить в те же рабы… И даже есть риск, что в сексуальные, не-не, строго гетеросексуальные, к амазонкам. Амазонок тоже иногда ловят и перековывают в рабыни, но пострадавшим от этого легче уже не будет.

И все же, что не удивительно, на Земле существует секта гориан :)

PS Куда более реалистичное, изображение планеты с женским рабством есть у Ле Гуин в Толкователях.

Июль 7, 2012

Клещ, вещь, ящ

Мои знакомые как-то собрали все слова русского языка, заканчивающиеся на “щ” - а их немного - и разговаривали только ими одними. Пришлось изобрести также слово “ящ”, оно заменяло собой все недостающие оттенки смыслов. Эта книга тоже ящ.

Я недавно подобрала на лотке удивительную книгу - Дмитрий Черкасов “Клещ”. Книга издана в серии “Хранители веры”. Эо часть сериала о Секретной православной службе. То есть издательство и автор как бы всерьез. Но поверить в это невозможно.

Жанровые персонажи обычно легко узнаваемы и предсказуемы. В подобной книге я бы ожидала увидеть добра молодца: взгляд стальной, прямой, сажень в плечах косая. Наш герой, отец Аникей Прасолов - тайный православный боевик - нескладный, невысокий, с жидкой бороденкой, перхотью, лицом похож на свинью, у него и кличка-то агентурная Секач. Он глуп, злобен, слабоверен и грешен, прощает себе практически все. Какой-то гоголевский персонаж. Одно его слабое достоинство на всю книгу - любил проводить службы для простого народа. Остальные герои, впрочем, еще хуже. Начальник Секача - откровенный психопат, убийца. Католический агент - коварный иезуит, и тоже уродец. Православные дьяконы-омоновцы - безмозглые мордовороты. Ну, сектанты и есть сектанты.

И вот такой разрыв шаблона во всем в этой книге. То есть трэшак, конечно, но нестандартный. Дайте ему литературную премию, и критики переругаются в поисках глубинного смысла.

Сюжет - секретная православная служба в преддверии приезда в Россию Папы Римского борется с секретной католической службой. В каждой есть, как минимум, две фракции: за и против сближения церквей. Так что, как верно замечает католик, рядовым христовым воинам в такой обстановке нет шанса понять, где истина, главное же - не обосраться.

Наш герой с миссией “не обосраться” (и только с ней) справляется удачно. А было с чего. В финальной сцене автор подарил мне новый навязчивый образ. На героя в драке наседает злобный толстяк. Толстяка насквозь прожигает шаровая молния. Продырявленный окровавленный корпус падает и насаживается на Прасолова. (Еще один прекрасный, я считаю, образ: логово сатанистов в тренажерном зале. Тренажеры составлены в пентаграмму, на них распяты кошки и прочие твари).

Большую часть книги я надеялась, что это сатира на православие, непонятно как затесавшаяся в жанровом ряду. Уж больно комичным был главный, закадровый злодей, мистический Клещ, которого все ловят и никто не видел. Вот, что о нем написано в аннотации:

В апокрифах Он упоминается

заодно с Вельзевулом.

В канонических книгах

О Нем не говорится ни слова.

О Нем никогда не слышали

дьяконы и служки.

О Нем молчат митрополиты

и патриархи.

Имя ему - Клещ.

Или Дермацентор (якобы “клещ” по-латыни, но это неправда). Демон этот сбежал из Европы от преследований инквизиции и скрывается с тех пор в лесах Московии, гадя по большому и малому. Ну невозможно принимать такое всерьез! Герою попадается старинная рукопись, якобы доказывающая реальное существование Клеща. Но потом из нее же следует, что Клещ - подделка. Потом оказывается, что и рукопись фальшивка. И тут автор выводит нам этого самого Клеща как реальное чудовище!

Собственно говоря, шаровая молния, поразившая толстяка, и была Клешом в одном из его обличий. Врагу человеческому не удался его замысел из-за излишней сложности и под конец он решил подшутить над своим агентом и Прасоловым. Агента убить, а Прасолову показаться Богом.

Что это, что это!?

Стиль дополняет сюжет. Я теряюсь в догадках - это идиотизмы или гениальные авторские находки? То есть я бы могла так шутить, но я привыкла, что мое чувство юмора не ориентир.

- Прасолов мысленно проговаривал простенькие молитвы, резонно полагая вящую действенность в простоте.
- Луна, высокомерная и тупая, таращилась на него. Мигали звезды, провожая приветственные красные огоньки реактивного лайнера.
- Тысячи сельских секретных агентов ковали дубину народной войны восемьсот двадцатого года.
- Отец Аникей помотал головой, стряхивая воспоминания; закружилось облачко перхоти.
- Атмосфера царила совершенно непередаваемая, сложносочиненная и сложноподчиненная.
- Их оставляют в пустыне, где будущие воины веры питаются скорпионами и даже приобретают умение ориентироваться в миражах и находить дорогу посредством галлюцинаций.
- Тот что-то хрюкнул, и Прасолов выстрелил в него взглядом, сугубо автоматически. Этому направленному волевому воздействию его тоже специально учили, и оно оказало поразительный эффект: отпрянул не только бродяга, на даже блохи и вши побежали с него кто куда, и этот массовый исход вызвал панику среди задержанных девиц.
И так далее.

В общем, я серьезно подумываю прочитать продолжения.

Июнь 14, 2012

Женщины-астрономы

Недавно я дочитала книгу Ю.Н. Ефремова “Вглубь Вселенной”. Это более научно, чем популярная, книга об астрономии, звездах, галактиках, пульсарах, квазарах и других прекрасных объектах. Также автор хорошенько прикладывает Фоменко, а в финале интересно рассказывает о различных теориях обитаемых миров и возможности контакта. Такая книга расширяет мир, словно раскрывает новые двери.

» Читать полностью …

Книги и отзывы

Книги, о которых я написала на лайвлибе, но не стала здесь:

Королева ведьм Лохленна (Сборник фентези в отвратительном переводе)

Простые слова для сложных вопросов. Нильс Кристи

-  Телегония или эффект первого самца. Инна Балтийская (трэш-детектив, видео-рецензия)

Джокер, Дикие земли. Р. Желязны (рецензия в стихах. Кстати, мне сказали, что является ли верлибр стихом или выебоном, определяется волей автора. Я поставила эксперимент. Он, видимо, показывает, что я пишу плохие стихи либо неудачно выебываюсь).

Сестры Гримм. Часть 4.

Бремя любви. Агата Кристи

Пой вместе с ветром. Мэган Линдхольм

Сарантийская мозаика. Повелитель императоров. Гай Кэй

Том Верное Сердце. Я. Бэк

Театр одного демона. Желязны, Шекли

Русский хан (трэш, пересказ, много смешных цитат)

Хоббит (зачем-то составила что-то вроде викторины)

Апрель 16, 2012

Голодные игры

Мне стало интересно прочитать “Голодные игры”, когда я поняла, что прочитанные отзывы не дают ответа на волнующий меня вопрос. А как мир докатился до такого телешоу? Это ведь хуже, чем гитлеровская Германия. Фашисты, по крайней мере, имели совесть не транслировать происходящее в концлагерях на весь окрест. Причем, тут они уже 70 с лишним лет транслируют. А представьте себе, что СССР, выиграв войну, решил бы каждый год давить танками по 24 немца на Красной площади, а одного оставлять и дарить ему бочку варенья и мешок печенья? Сегодня победители предпочитают брать деньгами, ну и заодно насаждать свои культурные ценности. Но чтоб вот так? Что там за чудовища живут, в этом Панеме?

В самом начале автор отсылает нас к мифу о Минотавре. Но в ее сюжете миф обыгрывается странно, потому что Панем позволяет одному победить, да еще и награждает его дистрикт. Не удивительно, что отдельные дистрикты сообразили: лучше выдвинуть сильного добровольца и разбогатеть, чем со страхом ждать, чьего любимого ребенка отнимут в этот раз, и проиграть. В итоге идея наказания отчасти лишилась смысла, ведь дисктрикты-профи, в общем-то, пользуются тем, что Панем за 1-2 покойников обязывается их кормить. Здесь могла бы сыграть идея предательства. Предположим, в прошлом какой-то из мятежных районов предал товарищей, и потому Панем смог выиграть войну, и теперь своим шоу, вызывающим в людях худшие страсти, раз за разом учит дистрикты тому, что они никогда не сумеют объединиться. Разделяет и властвует,таким образом. Но у автора на это и намеков не было. Китнесс прямо сообщает, что это наказание + издевательство (потому что по телевизору показывают). И главное, все смотрят. Она сама же в детстве явно смотрела.

Так почему в Панеме живут такие чудовища? Честно говоря, не поняла. Ну да, после апокалипсиса мир мог ожесточиться. Но в Панеме явно изобилие и процветание, сытость должна расслаблять. Можно было бы показать, что все жители Панема жестоки и корыстны, особенно работники шоу. Втираются в доверие к бедной девочке, чтобы вызвать у нее больше рейтинговых эмоций… Но люди (команда стилистов, скажем) вроде бы искренне сочувствуют Китнисс. Представляете, вы работаете в шоу и вам нравится девочка, вы знаете, что ее, скорее всего замучают и убьют, сочувствуете и… Ничего. Смотрите в глаза, сочувствуете и все.

Панем вообще странное место. В нем необыкновенно развитые биотехнологии. Мы знаем, что специалисты Панема способны за считанные дни превратить трупы людей в живые существа, типа собак-оборотней. Исцелить девушку от множества ран так, что не останется даже шрамов. Вывести соек, запоминающих и передающих целые тексты. Наконец, они присылают Китнисс мазь, которая моментально превращает ожоги с волдырями в здоровую розоватую кожу. Если у вас когда-нибудь были волдыри от огня (у меня был), вы должны знать, как скверно и медленно заживают ожоги. Это дело недели… И такое чудесное исцеление противоречит законам физики. Разве что крем был из нанороботов…
При этом в Панеме вроде бы нету сотовых телефонов и компьютеров. Ну или их (и их существование) старательно скрывают от Китнисс. А зачем Панему уголь? Неужели такое развитое государство пользуется подобным топливом? Или это для дистриктов?

Не ясно, что происходит за пределами Панема. Вот 12 дистриктов. Известно, что в 12м живет 8 тысяч человек. Это очень мало. Если они все такие, то вместе они не многим больше города Кинешма… Дальше у нас есть леса и разоренные, радиоактивные, видимо, области. По крайней мере, вокруг 12 дистрикта лес охраняется отвратительно, настолько плохо, что Китнисс может охотиться там ежедневно. Почему люди не бегут из дистриктов как подорванные? Да, радиация, зато свобода. За каждым планелет не пошлешь, а там свалишь так далеко, что уже и посылать не станут.

В лесу, правда, полно хищников. Тоже вопрос. Почему они так озверели? До того озверели, что способны “вытоптать землянику”! Это в начале книги было. Вообще, лесная часть книги выглядит крайне неубедительно. Самое показательное место, причем автор настаивает на нем, это стрельба Китнисс. Несколько раз повторяется, что она стрелой бьет белку в глаз… Известный миф. На самом деле, охотники во времена луков не били стрелок в глаз ни стрелой, ни тапком. Потому что если вы попадете в белку, то стрела с большой вероятностью, пронзит ей голову и прибьет белку к дереву! И вы, как дурак, должны будете лазать за каждым зверьком на его дерево. Поэтому белок тогда били тупыми стрелами с толстыми наконечниками. А вот когда появилось огнестрельное оружие, причем с дешевыми боеприпасами, тогда да, стали стрелять в глаза, чтобы не портить шкуру. Кстати, не поняла, неужели Китнисс отдавала пекарю белок вместе с их шкуркой? Нигде в книге не фигурировало ее беличье одеяло или шуба.

Отдельный вопрос - социальная политика Панема. Китнисс, Гейл, Прим, Мадж - все они ходят в школу. Там, правда, почти ничему не учат, но, тем не менее, время как-то занимают. В оставшееся время дети добывают еду. Вот вопрос. Зачем Панем тратится на школу, приют, пособия для семей погибших шахтеров, награды? Если уж вы сняли все табу и убиваете невиновных, так введите детский труд, пусть корячатся с 7 лет на шахтах. А что касается школы, хватит и трех классов, и то не для всех, тупые были бы покорнее. Нет, Панем себе на голову плодит грамотных и не занятых работой подростков. Если в следующем томе его свергнут, я не удивлюсь. Запишите отмену общего образования в ваши справочники Темного властелина.

Голод Китнисс. Они там такие гордые, что меняют последнюю еду (без которой смерть) на шнурки. Шнурки! Да, блин, самая нужная в хозяйстве вещь, ничем заменить нельзя. Ну вот, когда дело дошло до шнурков, у меня начали возникать эмоции. Так что еще один вопрос и закончу.

Трюк с ягодами. Не поняла я, в чем тут трюк. Неужели никто за всю историю игр не догадался покончить с собой? Ну вот ты слабый несчастный ребенок, которого кинули на верную смерть, вынуждают драться с земляком, наказывая за грехи прапрадедов… Самоубийство выглядит напрашивающимся выходом. По-моему, в каждых играх так должны поступать 1-2 человека. Более того, подростки склонны заражаться суицидными настроениями друг от друга. Один игрок бросится на нож, следом пятеро себе головы разобьют. Но это уже вопрос не о Панеме, а о мотивации героев. Много было в книге разных зверей, но зверь обоснуй там не ночевал. :)

В общем, книга как книга. Я хотела было порекомендовать любителям жанра (вот же ж, блин, теперь у нас есть жанр “подростковая антиутопия”) “Зимнюю битву”, но уже почитала рецензии и обнаружила, что поклонники “Голодных игр” считают, что ГИ на фоне “Зимней битвы” - шедевр. Ну что же. Моим читателям я очень серьезно говорю - не читайте.