Ноябрь 7, 2012

Начало дня

Бабушка работала в журнале “К новой жизни”. Ежемесячный журнал для работников исправительно-трудовых учреждений, личного состава внутренних войск, внутренней и конвойной охраны. Вот ее очерк из 5 номера 1966 года. Первомайский выпуск. Страница 31.

Начало дня

От дома Паутовой до автобусной остановки минут двадцать хорошего хода, но  Августа Александровна любит идти не торопясь, чтобы можно было спокойнее обдумать очередные дела, мысленно составить распорядок предстоящего трудового дня.

Переулок спускается к реке. На дворе март, но здесь, на севере, весны еще нет: по-зимнему студено, жестко скрипит под ногами снег, деревья в серебряном инее, а на белой, запорошенной реке ждут тепла пристывшие баржи. Это родина Августы Александровны, знакомые, на всю жизнь дорогие сердцу места. Пришлось ей во время войны и после нее побывать в Румынии, в Болгарии, видывала и теплое голубое море, и снежные вершины гор, но отовсюду тянуло сюда, в эти северные края, к суровой и величавой красоте.

Как ей хотелось бы передать это чувство женщинам из ее отряда, как хотелось бы научить их видеть, любить и понимать все красивое.

“Да что ж, гражданка начальница, - припоминается Августе Александровне, - ведь я еще ничего в жизни хорошего не видывала! Выйду на волю, завалюсь в ресторан самый шиковой, какой только есть…” Это слова Розы Федуловой. Глаза у нее светлые, узкие, чуть раскосые, пухлые девичьи щеки и… пропитый хрипловатый голос. У матери Розы трое детей от троих отцов, череда сменяющихся “мужей”, попойки. Федуловой девятнадцатый, а пить, курить и красть она начала с тринадцати. Школа, к сожалению, не повлияла.

Роза - тяжелый, запущенный человек. Но что-то в ее характере обнадеживает начальника отряда: во-первых, девушка умеет держать слово, во-вторых, она трудолюбива. И Августа Александровна думает, что Федулова стала преступницей в силу сложившейся обстановки, из-за неразвитости, ограниченности интересов.

“Стенд “Русская зима” - неплохая мысль, стоит подсказать ее активу отряда, - решает Паутова. - Полезно было бы и Розу привлечь. Толку, понятное дело, от нее пока ждать не приходится, но кто знает!? Пусть пороется в книгах, журналы полистает. Какой-то все же толчок фантазии. А то “ресторан самый шиковой” да и все тут!

Другая забота начальника отряда - Татьяна Ивянская. Девушке двадцать один, ленинградка, из культурной семьи. Шестнадцати лет по комсомольской путевке поехала на целину. Столкнулась в совхозе с трудностями, бросила и комсомол, и целину, сразу разуверившись во всех и вся. Скиталась без жилья, без работы, стала красть.

По душевному строю своему Татьяна - нравственный человек: разврат не коснулся ее, да и к уголовной романтике равнодушна. Но как доказать девушке, что она заблуждается, какие найти слова, чтобы заставить жить сызнова? Рассчитывать на поддержку ее матери не приходится: та даже на письма начальника отряда не отвечает. У Августы Александровны складывается убеждение, что первый срыв произошел у Татьяны еще дома, в семье. Хорошо бы, конечно, съездить в Ленинград. Все разузнать, поговорить с матерью, чтобы работать с девушкой не вслепую. Но на командировку пока надежды нет, надо хоть кого-то из сотрудников попросить, кто будет в Ленинграде, чтобы зашли к Ивнянским.

А пока Паутова считает своей маленькой победой заинтересованный внимательный взгляд Татьяны, который перехватила на последнем политзанятии… Августа Александровна рассказывала о том, как пришлось ей после войны в Румынии быть в вечернем платье со шлейфом на приеме у короля - тогда там еще было королевство. А потом она вернулась домой и решила на праздники пойти в клуб в том же платье. Запуталась в сугробе и упала. Все смеялись, и она сама смеялась - север, что поделаешь!

Несерьезный, кажется, рассказ, а чем-то он сблизил Августу Александровну с девушкой, вызвал пускай мимолетное пока ощущение взаимного доверия. До сих пор Ивнянская сидела на политзанятиях с подчеркнуто равнодушной миной, а на вопросы отвечала хоть и правильно, но не скрывая своей иронии.

“Что, тебя проняло? - улыбается мысленно Августа Александровна и решает: непременно расскажу про битву под Сталинградом, как к слову придется, так и расскажу. У Татьяны отец воевал, пусть она послушает, что такое война, - полезно. И еще вот: посоветоваться с Рыбаковым, стоит ли выдвинуть Ивнянскую, доверить ей хотя бы работу контролера по качеству или рановато?”

Виталий Захарович Рыбаков - главный механик колонии, ее заместитель по совету воспитателей отряда. Паутова постоянно ощущает его поддержку. Кроме Рыбакова, в совет отряда входят учитель, врач, работник оперативной службы. Совет занимается всякими сторонами жизни отряда.

Раньше стоило Паутовой заболеть или уйти в очередной отпуск, жизнь в отряде замирала. А сейчас, если Августа Александровна по какой-то причине отсутствует, Рыбаков и другие члены совета воспитателей продолжают выполнять намеченные мероприятия. Самое важное, что члены совета в курсе всех событий, происходящих в отряде, знают людей.

… Может же человеческое лицо вызывать симпатию своим особенным выражением? Ведь Августа Александровна отлично знает, что Галя Гладина в свои девятнадцать лет развращена, испорчена; все было: и случайные связи с мужчинами, и аборты, и воровство. Но есть что-то в Галином облике, что трогает за душу, какая-то нежная, грустная прелесть. И Августа Александровна ловит себя на том, что втайне даже любуется девушкой. Гладина вызывает у нее сложное чувство - и материнское желание укрыть, защитить, и гнев. Да, именно гнев, потому что в случившемся с Галей повинны не только скверная обстановка в семье Гладиных, не только школа и недогляд матери, но и она сама. Ее эгоизм и безволие.

Трудный это человек. Пожалуй, потруднее Розы Федулиной.

Вероятно, ей все-таки удастся уговорить мать Галины уйти от пьяницы-отчима. Кажется, Августе Александровне удастся и помочь Гладиным с жильем, во всяком случае в райисполкоме откликнулись на ее письмо положительно. Но следует еще научить мать строгости, последовательности, твердости. Научить ее предъявлять требования к дочери и добиваться, чтобы она их выполняла. Они любят друг друга, мать и дочь, так пусть мать поймет, что одними слезами, уступками дочь не выправишь.

А пока девушка здесь, под присмотром  Августы Александровны. Надо постараться приучить ее к труду, дать профессию, приохотить к книгам, к учебе. И ничем не выделять Галю. Она ведь любит быть в центре внимания, все равно какого - доброго или плохого. А доверие возвращать по каплям.

… Жестко скрипит под ногами снег. Деревья в серебряном инее ждут тепла, и Августа Александровна дружески улыбается им. Спокойная, собранная, внимательная, она начинает новый трудовой день.

В. Кудрина, Вологодская область.

Март 30, 2012

Про кота Евсея

(бабушкин рассказ)

После войны в Москве было очень мало кошек, а пушистых совсем не было. И вдруг маме подарили котенка, совсем маленького, такого, что помещался на ладони, пушистого, серого в темную полоску. Морда у него была круглая, глаза серо-голубые, большие и тоже круглые. А хвостик короткий, тонкий на конце - еще не успел обрасти шерстью.

- Как мы его назовем? - спросила мама.

Сашка, мой младший брат, учился в музыкальной школе. Ему как раз задали играть “Прелюдию” Баха. Вот Саша и сказал:

- Давайте назовем его Себастьяном в честь Баха.

» Читать полностью …

Март 18, 2012

Вы и ваши знакомые

Это рассказ, напечатанный моей бабушкой, Викторией Кудриной, по мотивам реальной истории, случившейся в нашей семье.

1fa1a240ae3c.jpg

Эта история началась паршивым ноябрьским вечером, когда с неба сыпался мокрый снег, прохожие скользили в огромных лужах и полупустые троллейбусы, разбрызгивая воду, ехали по Арбату, как гигантские аквариумы.

Молодой мужчина энергично выскочил из подъезда того старинного арбатского особняка, напротив театра Вахтангова, где теперь помещается ювелирный магазин. Напротив подъезда его ожидал черный блестящий лоснящийся Москвич-407, старого образца, ухоженный и аккуратный, как подобает быть машине у хорошего водителя. Он отпер водительскую дверь, опустил стекло, чтобы внутри машина не запотела, сел, включил зажигание и прогрел двигатель. Он уже собирался тронуться с места и включил указатель поворота, когда молодая стройная женщина заглянула в машину.

- Простите, вы меня не подвезете?

- А вам в какую сторону? - отозвался водитель.

- К трем вокзалам.

- Вы едете в мои края. Садитесь.

Она обошла машину спереди, и он открыл ей вторую водительскую дверь. Женщина была молода, как уже сказано выше, приятной наружности, и по дороге они разговорились.

- Приезжая? - поинтересовался водитель. Что-то в ее акценте наводило на такую мысль.

- Да, с Чукотки. Из Билибина. Атомная станция “Полярное сияние”. Слышали, наверное?

- Тогда почему на вокзал?

- Какая-то произошла накладка. Мне должны были заказать номер в гостинице. Приезжаю, а брони на меня нет. Ну куда деваться? В Москве знакомых у меня никаких. Решила переночевать ночь на вокзале. Еще хорошо, что я налегке. Вещи мои должна придти следующим самолетом, вместе с экспонатами выставки.

» Читать полностью …